Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

страх и ненависть

Тур команды «ОЖД».

Спасибо за помощь в подготовке пакета: Саше Балабан, Тимофею Бокову, Юле Дидбаридзе, Жене Затуловскому, Лизе Коротковой и Мише Папкову.
картина, сын человеческий, яблоко

Пост-пост, мета-мета, который после последнего

Тур команды «Шесть пик» на чемпионат Санкт-Петербурга — 2019

Редактор — Александр Печеный (Москва).

Редактор благодарит за тестирование Марию Бату́тину, Рузе́ля Халиу́ллина, Алёну Гордыне́ц, а также команды «Во вторник сможем» (Москва) и «Гвардия» (Смоленск).
hyperboleandahalf, надежда, психодел

Пост, который после последнего

Высшая лига Санкт-Петербурга, тур команды «Шесть пик»

Редактор — Александр Печеный (Москва)

29 октября 2017

Редактор благодарит за тестирование Александра Сно́вского, Антона Терещука́, Эдга́ра Серобя́на, Марию Пеля́чик, Ольгу Шинши́нову, Александра За́йцева, Даниила Мо́рдина, Светлану Алы́пову, Антона Сапо́жникова, Александра Фи́нгерова, Михаила Новосёлова, Николая Макси́мова, Дину Архи́пову.
Чтобы порадовать Александра Абрамовича Друзя, вместо оборота «мы заменили или пропустили» в вопросах с заменами и пропусками мы решили использовать оборот «имярек заменил или пропустил», никакого специального смысла это не несёт.
hyperboleandahalf, надежда, психодел

Мир открытый настежь

Так вышло, что недавно у меня в жизни появилась цель.

Из-за буйной природы моей натуры внимательный читатель вряд ли застанет меня на остановке — пятиминутной ожидание и всё, мне скучно, я иду к следующей остановке или сразу к метро. Завершив очередной учебный день я, как правило, иду к остановке на Стрелке Васильевского острова, устаю ждать, перехожу Неву по Биржевому мосту и иду или через Александровский парк, или по Кронверкскому проспекту.

Цель же у меня примерно такая: однажды возвращаясь из университета захотеть курить и попросить сигарету у встреченной где-то в парке или под тускло-жёлтым светом фонарей девушки. Далее начинается, положа руку на сердце, ебанина — у неё не должно быть зажигалки и она тоже должна хотеть курить. И тоже идти к Горьковской. Я должен буду не испугаться и поняв, что симбиоз основанный на столь пагубных пристрастиях — то, что я ищу в жизни, сказать: «Девушка! Симбиоз, основанный на столь пагубных привычках — не то, что встречается нам в жизни больше одного раза. Пойдёмте к Горьковской вместе, а?». И она, конечно, согласится. Мы будем вести самые возвышенный разговоры, я расскажу ей про сад расходящихся тропок, а она, да что она? Тоже что-нибудь расскажет и я буду рад тому, что в такой странный вечер встретил такую странную девушку. И в определённый момент, оказавшись под землёй окажется, что нам в разные стороны и мы окажемся в ситуации, в которой наши родители обменялись бы телефонами, а нам вполне можно будет узнать айди. Однако, оба указанных ранее действа — то, чего я хочу избежать (правда, пока не придумал как, но возлагаю очень большие надежды на свою неуёмную фантазию) и, так как у цели должен быть хэппи-енд, избегу.

В сухом остатке — мне нужно чаще стрелять сигареты у девушек.
за жизнь, ребята с окраин

часть года

Долго думал - уёбищно ли писать пост об уходе лета или нет. Решил, что отвратительно и банально, а Миша Пахнин сказал, что лучше сделать и жалеть. Так что про лето я имею честь сказать следующее - этим летом я наблюдал предметы, целовал ланиты, боялся юношей, закусывал пожаром, запивал наводнением, возвращался домой, проигрывал партии одну за другой, лузгал семечки, вонял как спички, травился звуком, давился дождем, возвращался домой, приплясывал с саблей, как Ленин в октябре, катался на лодочке, лазил по веревочке, ругался как татарин, пизданулся как Гагарин, ошибался как Гитлер, возвращался домой, наблюдал предметы, целовал ланиты, кидал подкидышей, боялся юношей, закусывал пожаром, запивал наводнением, возвращался домой.
пародия, коты

улица Мира и около

Как, наверное, многие знают я собираю цитаты про то, что время жизни прошло, а ничего не изменилось или не изменится. Если, кстати, знаете такие - пишите, котики, пишите, но пост, конечно, не об этом.
Мало кто знает, что у меня есть любимый пирожок:
бывает выйдешь из парадной
а вместо тулы город кёльн
стоитшь и тупишь на прохожих
и так же некуда идти

Он, как многие, надеюсь, заметили тоже о неизменности; не во времени, а в пространстве, но какая разница. Ещё, кстати, я считаю, что вместо Кёльна должен быть мир, открытый настежь бешенству ветров, о котором писал Багрицкий и, менее явно, писал, наверное, любой из нас в семнадцать или девятнадцать лет.

Но сейчас не об этом, а о том, что ситуация, когда идти некуда весьма печальна, но, как заметил Фёдоров, это можно терпеть, а потом это можно терпеть и дальше. Но тут нужно отметить, что некуда идти весьма разное не только в части "почему", но и в части "где". Однако, у меня есть район Санкт-Петербурга, в котором идти никогда не некуда, где лучше всего заглядывать в чужие окна, в котором дома не похожи на счастливые, но похожи на видавшие много, не верящие слепо ни во что. Район этот - Петроградская сторона, на которой иногда хочется остаться в тени и не дышать, а иногда - только дышать и хочется. Дышать и смотреть, а вспоминая её - непрерывно аллюзировать, вот как сейчас.
Я долго думал о причинах этой любви или, как минимум, симпатии. Какое-то время я считал причиной архитектуру. Потом - некую, не побоюсь этого слова, тихую интимность улиц и скверов. Потом в дело пошли биографические ценности, потом - мысль о эклектичности этого места. Но сейчас я думаю, что наверное, это связано с тем, что одно из самых приятных визуальных воспоминаний связано с Петроградской стороной; четыре часа утра или ночи, ночной автобус, в который я сел у Марсова поля. Едва мы пересекли Троицкий мост, как я выбрал место и включил плеер, в наушниках заиграла несравненная space oddity и я припал к оконному стеклу Сначала сквозь него были видны только синие точки фонарей, прорезавших морозный воздух, но мы ехали все быстрее – и скоро, скоро вокруг уже шуршали пески и шумели водопады милой моему сердцу Внутренней Монголии.
страх и ненависть

я не знаю, что с этим делать

Я решил бороться со своим низким самомнением и вывел форму построения предложения, которая этому крайне способствует, а вы хуи. Весь секрет в том, что предложения со своими достижениями нужно заканчивать словами "а вы хуи". Потому что я, например, вывел форму построения предложения, а вы - нет. Но пост, на самом деле, о том, что я побывал в Казани, а вы хуи. Казань очень хорошая, а вы хуи. Ещё я добрался до неё автостопом и это был интересный опыт (пользуясь случаем - спасибо Сету и Птице за вписку в Москве, а Азиму - за вписку в Казани - вроде бы все хуи, но эти трое - точно нет). В Казани я окончательно угорел по патриархальной свалке устаревших понятий. На первый взгляд - сплошная поебень, поебень, поебень, но при некоторой любви к цитатам и песням Летова - это волчий билетик на то, чего не было.

Чайный пакетик в разбитый стакан и - поехали дальше, через Чебоксары, через Цивильск. То есть чайный пакетик - конечно, не более чем образ лишений и неидеальности, но - в дороге. Не более чем образ, но воробьиная, кромешная, пронзительная, хищная, отчаянная стая голосит во мне и зафиксировать её голос можно только понятными только себе цитатами или редкими разговорами. Но речь, конечно, не об этом. Вся поездка для меня вылилась во что-то трудновербализуемое. Я не знаю, как написать в жж про плохого мима или про туман, поднимающийся между холмами где-то под Нижним. Сложно передать и то, как часто можно говорить "и из нашего окна превосходный вид на ТЭЦ, вечерами игого". Вообще всё сложно передать. Видимо, это пост про то, что на группу "петля пристрастия" стоит обратить внимание и про одиночество.
страх и ненависть

снег заметает море и скрип сосны оставляет в воздухе след глубже, чем санный полоз

самое сильное впечатление от последнего счра связано с тем, что камень, который ревзен кидает в струны разобранного пианино на втором этаже заброшенного дома на окраине курска выпускает из пианино звуки, напоминающие начало четвёртой симфонии шнитке.
Леонид Горбовский, самое доброе решение, можно я прилягу

смска в кармане жужжит о природе смерти

"вчера я пил и был счастливый, сегодня я хожу больной" пел бг и каждый, слышавший эти строки понимал, что да, бывает и такое. так вышло, что я тоже пил, но пил позавчера и одно это допущение открывает дорогу другим отклонениям от текста; так, например, необязательным становится счастье. зато я понимаю, почему я люблю доходить вместе с алкоголем до определённого состояния; сейчас я твёрдо знаю, что вся проза сорокина - выпускное испытание проводников, которые живут в дальних поездах. а все песни в этой стране пишут стюардессы внутренних авиалиний, путешествующими из пскова в сызрань, из владимира в тверь, и из норильска в орёл. в этих фактах мне интересней всего то, откуда я про это узнал - поведал ли об этом тяпин, обитающий в сенях олимпа? вспомнил ли об этом я сам? упомянула ли об этом вскользь оля? будущее неясно, прошлое за сиреневым дымом, остаётся ловить этот наш момент и жить в уверенности, что про состояние алкогольного опьянения нельзя писать, используя заглавные буквы
картина, сын человеческий, яблоко

раз - и дырка. и трещинки на окне.

девочка шестнадцати лет, например, Гульнара, Нифулнар или просто Дарья, выпускается во взрослую жизнь, тусуется на кораблике со своим классом, вспоминает пугающие егэ, выпивает. в ход идёт сначала алкоголь, который для выпускника школы может сойти за элитный - например, мартини, ром. но ближе к утру, которое будет хмурым и мерзким, даже не смотря на то, что сейчас лето, солнце, птички поют свежий ветер водная гладь спокойна и величественна молодость ещё не прошла. это из-за того, что внутреннее для большинства важнее внешнего; тремор волнительней тихого спокойствия вод, сухость во рту делает обилие этих самых вод издёвкой, скорость внутреннего прогресса
больше, чем скорость мира, повышенная чувствительность к свету и шуму превращает пение соловьёв в серию вспышек страха и злобы, а скользящее солнце из объекта поклонения, символа добра, источника хорошего настроения превращается в не более чем G2V, 99,866 % от суммарной массы всей солнечной системы. так вот, пока у Дарьи в печени образуется этанол она, в силу неопытности, продолжает злоупотреблять и к двум часам ночи она засыпает где-нибудь, а часов в пять её будят её друзья, она злится, у неё всё-таки похмелье, она посылает своих друзей и хочет умереть. но! у неё же есть заначка - бутылка дешёвого пива - степана разина, идёт с ней к носу корабля, устраивается там и начинает опохмеляться. дойдя до половины синей бутылки она начинает осознавать себя не только как организм и начинает прислушиваться. за её спиной слышен некий ропот - её одноклассники недовольны тем, что она не веселится, что она как каин и манфред. ну а чего я как манфред и манн думает она и встаёт, обозревает горизонт, замечает, что у всех ребят в руках стаканчики и сейчас будут разливать мартини, презрительно смотрит на бутылку адмиралтейского в своей руке и за борт её кидает в набежавшую волну; пластмассовый мир постмодернизма побеждает, месть свершилась на символическом уровне.